"ЮЛЯ И ЛЁША НА СВЯТОЙ ЗЕМЛЕ", dagmara.co.il

О гастролях говорят и пишут всегда в определенном ключе: что сказали зрители, как проданы билеты…А я решила, что о визите к нам двух молодых и милых актеров из Киева я расскажу иначе. Через призму общения с ними. Через поездки в разные города Израиля. Дождливыми и солнечными днями. В Киеве сегодня все непросто. Что-то рождается (с болью). Что-то сломано (с травмами и возгласами про справедливость). Кто прав – этого никому знать не дано. Тревога на сердце не очень способствует культурному росту. В театры люди ходят меньше. Драгоценные киевские каштаны в холодные дни митингующие жгли, чтобы не замерзнуть. Брусчатку разбивали, не заботясь о том, что потом кому-то это надо будет восстанавливать. Сердце не пело – оно плакало…
Спектакль «Небоскребы, небоскребы…» в постановке режиссера Вячеслава Рака нам показал киевский театр имени Шолом-Алейхема. Пьеса – вариации на тему вариаций на тему пьесы Джеффа Барона. Мы видели в первом круге вариаций в рамках фестиваля «Театральный дивертисмент» спектакль «Одесса у океана» с легендарным украинским актером Олегом Школьником. Это была совершенно иная история. О старом и одиноком эмигранте. О его совершенно запутанной идеологии (сочетание сарказма и патетики), о его тихой и обреченной на крах привязанности к молодой американке русского происхождения. Она уже совершенно нью-йоркская, здешняя, его же, новоявленного жителя Нью-Йорка, «здешним» назвать нельзя – он так и останется советским одесситом – навсегда…В спектакле киевлян все смешалось: немного иронии, немного намеков на зарождающуюся любовь, немного ностальгии.
Но я пишу о встречах и беседах на фестивале «Театральный дивертисмент». О милой Юле Кубиной, ее чудесном и серьезном муже Алексее, артистах и супругах – и о тех, кто придумал Фестиваль.
В полдень приземлился самолет. Мы встречали гостей в аэропорту. Идут навстречу заждавшимся друзьям и родным москвичи. Киевляне. Опять киевляне. Сидней. Амстердам. Варшава. Опять Киев. Наших нет. Что случилось? Посылается SMS. «Вы где?». «Нас послали еще на какой-то контроль». Ждем. Через три часа восторженная Юля бросается на шею. Леша с чемоданом и свернутым в трубку баннером спектакля. Их долго проверяли – но все выпустили. Им все интересно – и они готовы играть.
Автомобиль мчится по шоссе от аэропорта. Лимоны и магнолия, кусты, цветущие некими волшебными цветами, бледные от весенне-зимнего солнца поля…Юля и Алексей здесь впервые. Рассказывают. Спрашивают. «У нас есть люди…знаменитые…они в дни «оранжевой» революции говорили одно, а теперь совершенно другое утверждают…». «А что, кактусы можно есть? Правда?». «А до моря здесь близко?» Бат-Ям. Море ворочается за легкой занавеской из пальм. Наши актеры по-детски восторженно отмечают этот факт. Мы рассказываем. Показываем. Через четыре часа Юля и Алексей уже на площадке. Монтируется декорация. Ставятся фонари. Проверяется звук. Гости-артитсы волнуются: «А как же иначе? Публика хочет увидеть хорошее — и мы ее не можем подвести».
Оба — красивые и воспитанные. Леша называет супругу «зайчик». Они познакомились в театре. Шесть лет назад. В Крыму. Алексей Кубин уже выдвигался в Симферопольском театре на хорошие репертуарные позиции. Юля пришла – и изменила его жизнь. Увлекла за собой в Киев. В Киеве они вместе работают и в театре «Золотые ворота», и у Авигдора Фрейдлиса. Только получили роли в новом московском сериале – грянули бури майдановские. И сериал «заморозили». Что ж, времена не выбирают… Создатель и директор театра имени Шолом-Алейхема Авигдор Фрейдлис (он довольно долго жил в Израиле, учился режиссуре в университете Тель-Авива) сказал ребятам, что в Израиле в это время года +30. Вот они и привезли легкие маечки, Юля – купальники, и ничего теплого. Но – не пропали. Стойко и весело держались все гастроли.
По ходу спектакля Леша – выйдя из образа, почти по –брехтовски – ведет беседу с залом. «Кто такие эмигранты?»- задает он странный и простой вопрос. Зал молчит. Кто-то неуверенно пытается сформулировать: «Кто уехал в другую страну…». “Сменившие родину». В одном из залов интеллигентная дама наставительно произнесла: «Мы здесь не эмигранты. Мы – репатрианты». Леша кивнул. И спектакль пошел дальше.
В прозе и поэзии будней Фестиваля актеры должны уметь работать без устали. Без выходных. Хотя наши Кубины все же успели съездить в Иерусалим. И восторгам и рассказам не было конца. Они очень удачно – будто всюду горел зеленый свет! — попали на все самые важные для туристов объекты. Все посмотрели. Вечный город поразил.
Как и зелень. Как и желтые фонарики лимонов в листве. Как и Мертвое море. Киевляне попробовали хумус и питу. Наш кефир и хамсинную рыжую бурю. Обгорели ( на Мертвом море) – и дрожали от холода в светлом городе Ариэле. Зрители были внимательны и доброжелательны. Молодые артисты и впрямь играли увлеченно и горячо. У нас был еще один театр. На Фестивале. В русском Израиле. Живой и молодой. Театр – искусство живое и пребывающее в движении. Оно тем и прекрасно, что всегда стоит в самом навале пути. И – несет на себе отсвет вечного и неустанного поиска. Театру нужны подвижники. А ребятам Кубиным – успеха и сил. И – мирного неба в их искусстве.
Инна Шейхатович http://dagmara.co.il/%D1%8E%D0%BB%D1%8F-%D0%B8-%D0%BB%D0%B5%D1%88%D0%B0-%D0%BD%D0%B0-%D1%81%D0%B2%D1%8F%D1%82%D0%BE%D0%B9-%D0%B7%D0%B5%D0%BC%D0%BB%D0%B5-1748/